Новости -> Слуцис давно известен как ярый националист

Слуцис давно известен как ярый националист

08.11.2010 12:05


Один из наших читателей обнаружил на сайте nacionalisti.lv обширное интервью со скандально известным адресатом министра иностранных дел Гирта Валдиса Кристовскиса. Судя по содержанию интервью, Айвар Слуцис — закоренелый, беспощадный, узколобый националист.



Как говорится, клинический случай. Знаменитая фраза “я не смог бы лечить русских так же, как латышей” – как раз оттуда. Позже он повторяет ее в письме Кристовскису. Похоже, это у доктора Слуциса настоящая идефикс.

VES.LV приводит весь материал в переводе без сокращений.

Айвар Слуцис — латыш, эмигрант, проживающий на территории США, врач-рентгенолог, меценат образования и культуры, основатель стипендии Айвара Слуциса – и убежденный националист. С благословения Айвара Слуциса в свет вышла книга Гунара Брикмана – фотографа и писателя времен Атмоды, которая рассказывает о зверствах оккупантов в Латвии и о грязном закулисье времен Атмоды. Благодаря Слуцису восстановлен памятник “Два Брата” на Братском кладбище, и это только малая толика его дел. Айварс Слуцис является духовным наставником националистического клуба “Латышский Националистический клуб”.

- Пожалуйста, расскажите об обстоятельствах, которые побудили вашу семью в 1944 году эмигрировать.

- Мне тогда было всего 6 лет. Мой отец работал на Эренпрейсской велосипедной фабрике. Отец мне рассказывал, что в 1941 году его не арестовали только потому, что его работа была очень ответственной и важной (в 1941 году тех, кто что-то производил, – обычно не вывозили). Хотя он был в списках тех, кого должны были арестовать. Мой отец думал, что если русские придут второй раз, – его обязательно арестуют, поэтому нам было необходимо как можно скорее убираться отсюда. Но немцы не хотели отпускать отца, удерживая его до последнего, поэтому сначала уехали четверо из нас: мама, я, брат и сестра. Сначала мы плыли на корабле из Риги в Данциг, потом ехали на поезде в Чехословакию, так как еще не знали, как будет разделена Германия, – не хотели оказаться на русской территории. Отец приехал к нам только спустя месяц. В то время русские войска уже вошли в Чехословакию. Каждый день германско-чехословацкую границу пересекала “Хлебовозка”, именно в ней мы и пересекли границу. Так из Чехословакии мы попали в Германию. Помню, как отец мне сказал, чтобы я молчал, – так мы попали в американскую зону. Уже тогда было известно, что за Чехословакией находится американская зона. Если бы англичане, французы, русские и американцы стали управлять Германией, мы бы точно отправились туда, где не было русских, например во Францию.

- Что вы думаете о последствиях второй мировой войны, что до сих пор не ликвидировано в Латвии?

- Конечно, всем надо было вернуться на свою родину – как это сделали американцы по окончании войны, так и все русские должны были вернуться на родину, а не остаться в Балтийских странах. В 90-е годы вроде армия покинула территорию Балтийских стран, но семьи колонистов остаются не на своих территориях до сих пор.

- Как вы думаете, почему никто не желает решать этот вопрос?

- Потому что до сих пор во всех правительствах, которые были, полно бывших коммунистов, половину из них шантажируют, другая часть – куплена, прочие же просто запуганы. Ничего не происходит, чтобы ликвидировать последствия оккупации.

- А пятая колонна? Создает ли она только психологический дискомфорт и обостряет проблемы языка, или она в действительности носит угрожающий военный характер для Латвии?

- Изначально – они вели себя тихо, не были настолько храбрыми, но с каждым годом русские становятся все смелее и смелее. Они видят, что могут делать, что им хочется, и поэтому они – реальная угроза. Все видели, что произошло в Грузии, в Северной Осетии – об этом я написал статью в International Herald Tribune, эта статья была опубликована дважды – в ноябре и декабре (2008 г. – Прим.ред.). Русские в Северной Осетии создали спецотряд, который еще долгое время убивал мирных граждан в Грузии, прямо как советская армия. НАТО обязано защитить Латвию, но это очень сложно сделать, если русские создадут тут свой военный отряд. С каждым годом русские создают все более сильную военную угрозу. Если бы Латвия была сильной, так бы не произошло, и именно теперь в первую очередь русские являются крупной военной угрозой, а также угрожают латвийскому языку и прочим другим вещам. Самая главная причина, почему латыши с Запада, я в том числе, не возвращаются в Латвию (боятся. – Прим. переводчика), так это потому, что тут слишком много русских. Мы не ощущаем себя как в Латвии. Меня в 1992 году пригласили в Латвию работать врачом, но я сказал, что врач дал клятву – он обязан лечить всех одинаково, но в Латвии я бы не смог лечить русских так же, как латышей. В Америке мне все равно, американец ли или русский пациент. В Латвии же я бы дал преимущество латышу, но это не позволяет мне сделать клятва Гиппократа.

- Скажите, пожалуйста, а как вы связаны с книгой Эдвина Шноре “Советская история”?

- Моя единственная встреча с ним произошла в 1995 году. Тогда я как раз устраивал конкурс для молодежи “Почему в Латвии необходима деколонизация?” В нем участвовало примерно 300 молодых ребят, Эдвин Шноре был один из победителей и получил приз, который я ему вручил в Музее оккупации. Позже ничего не слышал о нем до тех самых пор, пока не вышел фильм. Когда вышла книга “Советская история”, это принесло мне чувство выполненного долга, так как она вышла как раз в нужное время.

- Ну а с другими участниками этого конкурса вы поддерживаете отношения?

- Да, благодаря тем людям был создан “Клуб 415”, который я спонсирую уже 10 лет. После конкурса мы всем участникам отправили письма, не желают ли они работать в клубе. Многие помогали нам, особенно Гунар Бригманис, позже “Клуб 415” был преобразован в “Латышский Национальный клуб”

- Каково ваше мнение по тем событиям, что произошли в Латвии в последние 20 лет? Есть ли какие-то позитивные изменения?

- Конечно же, нет! В сентябре 1991 года я приезжал сюда, сразу после развала СССР. И сразу отправился на железнодорожный вокзал, думал, что увижу тысячи русских, которые уезжают, но я был неприятно удивлен – этого не было. Я написал пару статей для газет, но ни одна из них не согласилась их публиковать. Редактор газеты Diena в то время был Раудсепп. Уже с самого начала газета Diena не была настроена патриотически. Единственная газета, которая согласилась меня публиковать, – это NRA. Я до сих пор не понимаю, что тут произошло. К примеру, Горбунов должен был сидеть в тюрьме, а не в правительстве. И я не знаю, как это все изменить.

- Почему так происходит? Разве наши правители настолько запуганы, или все же они и вправду коллаборационисты?

- Часть из них – старые коммунисты. Часть – шантажируют тем, что находится в мешках, которые не в латвийских архивах, сохранены до сих пор в Москве. Часть депутатов – куплена, другая часть запугана. На первых выборах казалось, что ДНЛЛ получит 50%, но русские быстренько создали “Латвийский Путь”, что бы рассорить латышей. Все время им удается нас разделять – на каждых выборах, и на каждых выборах русские придумывают новые способы. Зигерист, “Народная Партия”, Вике…

- Почему же люди до сих пор ведутся?

- Люди хотят голосовать за известных людей, а надо совершенно наоборот – голосовать за тех, кого вы не знаете. Всех, кто занимал хоть какой-нибудь высокий пост при коммунистическом режиме, – необходимо уволить, они не должны работать в Сейме, также они не имеют права быть директорами школ, библиотекарями, не могут работать на радио и ТВ.

- Недавно Министерство юстиции отменило закон для бывших чекистов, который запрещал им занимать должность госчиновника…

- Не только эти должности важны, важно и то, кто работает на радио, телевидении, в школах и библиотеках. Я пытался в библиотеках распространять книгу Гунара Брикманиса – они ее не хотели брать. Во многих местах в библиотеках до сих пор работают люди со времен СССР. Мы ведь с вами знаем, какие люди в советское время занимали места директоров библиотек – это был важный пост, так как можно было контролировать, что читает человек. Как можно работать таким людям – которым доверяли коммунисты?! Меньше имеет значение, кто работает в Сейме. Ведь если бы в школах, библиотеках, на радио, ТВ работали патриоты, то и Сейм бы со временем изменился, у людей бы развивалось другое мышление. Проблема в том, что эти места занимают коммунисты – и именно это не дает развиваться патриотизму.

- Что надо делать – чтобы появился шанс вернуть независимость?

- Латыши должны разозлиться. А теперь пришло то время, когда пора разозлиться на всех старых коммунистов и воров и переизбрать новых правителей.

- Я удивляюсь, как за 20 лет ничего не изменилось? Во время Атмоды весь народ требовал деколонизации, а теперь это слово воспринимают как ругательное. Как может быть, что в наши дни сами латыши стоят за сохранение последствий оккупации?

- Я тоже не понимаю. Может, они думали, будто латышская Латвия построится сама собой, и им не надо будет ничего делать. Даже теперь многие говорят, что не станут участвовать в выборах, но нам ведь необходимо выбрать новых людей – а всех старых выкинуть на помойку.

- Трудно выбирать кого-то нового, если теперь большинство колонистов имеют право голоса, гражданство раздается налево и направо.

- Это все можно исправить. Я думаю, нам необходима революция – государство должно отобрать всю недвижимость, что раньше принадлежала Латвии, и то, что не является частной собственностью начиная с 1940 года, все пути получения гражданства необходимо заморозить, а также гражданство, которое было выдано – необходимо всё начать сначала.

- Но ведь нынешняя власть никогда этого не допустит?

- Именно поэтому Латвии требуются новые лица, те, что не были у власти.

- „Visu Latvijai!” – на данный момент единственная партия, у которой в предвыборной кампании записан пункт – деколонизация.

- Да, именно поэтому латыши должны голосовать за тех, кто выдвигает такие пункты. Многие мои знакомые в Латвии, а также в Америке собираются голосовать именно за эту партию. Другие партии говорят, что им уже не требуется деколонизация.

- Они не хотят деколонизации, так как сверху им был дан приказ?

- Вполне возможно. Но с каждым годом становится все хуже и хуже, по-моему, пора приступать к более радикальным действиям. Почему Россия постоянно нападает на Латвию? Потому, что ни Литва, ни Эстония не сдают свои позиции. Если мы станем строже, нас поддержат поляки, венгры, чехи…

- Почему у Эстонии нет деколонизации, если они смелее, чем мы?

- Я не знаю, может, на них влияют финны, которые сотрудничают с Россией? Но Эстония не боится русских так, как Латвия. У Эстонии националистическое правительство. Если бы остался Ельцин и его соратники – то было бы гораздо легче. Правда, русские умирают, каждый год – на 1,5 миллиона русских становится меньше. Поэтому нет смысла учить русский язык, так как это умирающий народ. В мире есть языки, которые намного важнее. Так и Восточная Европа: молодые люди почти не говорят по-русски. Если работодатель не предоставляет латышу место работы по причине незнания русского, таких начальников необходимо строго наказывать и после повторения инцидента – закрывать бизнес. Это непростительно, когда человека не берут на работу – если он знает только родной язык. В Америке 12 миллионов мексиканцев. В Америке никогда не отказывают человеку в работе, если он знает только английский язык, несмотря на то, что вокруг одни мексиканцы. Я работаю в больнице, где тысяча работников, из них два или три переводчика, за услуги которых мексиканец обязан заплатить, если он не знает английский. Здесь должно быть точно так же! Здесь многие вещи неправильны только потому, что нет националистов. В Израиле очень много партий, которые ссорятся между собой, но для арабов, несмотря на это, они все едины. Так должно быть и в Латвии – мы можем спорить о налогах, но в вопросах о деоккупации и языке – партии должны быть едины!

- Расскажите о своей стипендии, которую основали в прошлом году.

- Это стипендия фонда Витолса, которой присвоено мое имя. У меня четыре студента, теперь я подумываю о том, чтобы их стало пять. Но, читая заявления, я вижу, что очень много хороших студентов, может, возьму и десять.

- Стипендию присваивают детям из малообеспеченных семей?

- Да, молодым студентам из провинции – и только латышам! Буду удивлен, если кто-то из левых начнет волноваться, почему стипендии я выдаю только латышам, а не русским.

- Но в заявлении не упоминается, что претендент должен обязательно быть латышом.

- Претендент должен быть из латышской школы. Если русский заканчивает латышскую школу, он имеет право подать заявку. А мы уже выбираем, кому присвоить стипендию. В заявлении указано всё: кто родители, сколько получают, рекомендации… Фонд Витолса делает доброе дело, сам бы я не нашел таких замечательных ребят.

У меня были и другие стипендии – после конкурса о деколонизации я создал стипендию для молодых учителей, которые воспитывают патриотизм, была стипендия и для патриотичных журналистов, и т.д.




Источник: http://www.ves.lv

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 rtmm.lv